Главная
СЕРДЦА В ГОЛУБЫХ БЕРЕТАХ
форум друзей
Ансамбля ВДВ России "Голубые Береты"

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Добавить ответ в эту темуОткрыть тему
> Ко дню ВДВ!!!, стихи о братьях - десантниках
Алексей Пономарё...
сообщение 25.7.2007, 18:30
Сообщение #1





Группа: Пользователи
Сообщений: 8
Регистрация: 9.3.2007
Из: Бурятия
Пользователь №: 6 019



Поздравляю всех голубых беретов и не только их с наступающим днем ВДВ! Счастья вам, здоровья. Даст бог, и парашют не подведет. я с вами, друзья мои!Дождитесь нас.

В небе кружатся купола –
Это белые парашюты.
Нас судьба сюда привела,
Мы надели голубые береты.

И пускай даже снова война,
Мы пройдём её и вернёмся.
Чтобы дома была тишина,
Мы с тобой снова в небо метнёмся.

Дождитесь нас мамы, жёны и дети,
Мы вернёмся, окончив войну.
Мы хотим, чтобы был мир на всём белом свете,
Чтобы вы не боялись, как мы, тишину.

Чтоб в лесах пели птицы,
Чтобы солнце светило,
Чтобы бегали вы босиком по росе.
Чтобы жили в стране под названьем Россия,
Пусть не знает никто ничего о войне.
***
В день ВДВ.

Память лица оставит в твоей голове,
С этой памятью жить много лет.
Я сегодня прошу, всех, кто был в ВДВ:
Преклоните колено, снимая берет.

За всех павших, за тех, кто ушел на тот свет,
За всех тех офицеров, солдат…
Преклоните колено, снимая берет,
За все тех, кто прославил десант.

За всех тех, кто сейчас где-то там, на войне
Встречает, может последний рассвет,
В Югославии, Боснии, Афганистане, Чечне…
Преклоните колено, снимая берет.

Преклоните колено, опрокиньте сто грамм
За своих погибших ребят,
Тех, которых сгубили Чечня и Афган,
Где-то рядом их души не спят.
***
Такая служба.

Опять стрельба и снова бой,
И кровь на голове,
Но всё - ж доволен ты судьбой,
Что служишь в ВДВ.

Тебя долбили как машину,
Но из разбитого лица,
Легко понять, что здесь в мужчину
Ты превратился из юнца.

Пускай кричит комбат с надрывом,
Но знаешь ты, что он в душе,
Не хочет, чтоб ты превратился
Лишь в безопасную мишень.

Он знает, что тебе обидно,
О том, что слёзы вытирал,
Но нужно, чтобы ты мальчишка
Солдатом настоящим стал.
***
Десантные войска.

Купола опустились с небес на рассвете,
Нам надела судьба голубые береты
И нелёгкую службу свою мы несём,
Днём и ночью мы мир на земле стережём.

Это гордое звание - воин России ,
Это гордое звание - русский солдат,
Эти парни в тельняшках не осквернили,
Это парни крепкой породы - десант.

Десантные войска-
Нелёгкая работа,
Десантные войска,
Умытые кровью, слезами и потом,

Десантные войска
Где только не бывали ,
Но честь солдат России
Они не потеряли.

Пусть нелёгкая наша судьба
И друзей мы теряли в бою,
Но десантник никогда, никогда
Не расстреливал веру свою,

На войне не бросал друзей,
Пусть и сам становился седым,
Ведь мы стали с тобою сильней,
Хоть вдыхали тот едкий дым,

Дым войны наши души коптил,
Но и он уйдёт навсегда
Нас наверно не будет с тобой
Никогда, слышишь, никогда

Мы раз в год собираемся вместе,
Чтобы вспомнить убитых ребят,
Мы раз в год надеваем береты,
Наши души в тельняшках не спят.
***
Шестой роте ВДВ посвящается.

А над городом догорает закат,
Небо звёзды свои зажигает,
А где-то там погибает рота солдат,
В том тяжёлом бою погибает.

Где-то там, где седые горы горят
Не сдавались до смерти они ,
Крепкие парни породы десант,
Голубые береты в нагорьях Чечни.

Шестая рота в неравном бою
Против армии бандитов стояла
Защищая родную Россию свою,
Наша рота в горах погибала.

Где-то мама не спит, у окошка жена,
Тихо плача ребёнка качает ,
И пока что ещё не знает она,
Что любимый её погибает.

Что уже не вернётся сынишка домой,
Не приедет уже по весне,
Что сегодня ведёт он последний свой бой,
Погибая в жестоком огне.
***
Десантные войска.

Я много лет мотался по земле,
Да так, что волосы сгорели у виска.
Не рисковал я жизнью на игле,
Зато пошёл в десантные войска.

Мне дали там берет и сапоги,
Тельняшку, камуфляж и автомат.
Дорог мотая длинные круги,
Я повторял отборный русский мат.

Наш самолёт и первые прыжки:
Смешалось всё: восторг и детский страх.
Потом тащили в горы вещмешки,
По камням ползали до крови на руках.

Прошли два года, вот и дембель мой.
Парадный китель, голубой берет.
Я рассчитался с Родиной родной –
Два года за неё держал ответ.

Что б не случилось, где бы не бывали,
До седины у нашего виска
Останется закалка, что нам дали,
Наш взвод и все десантные войска.
***
Не спится десанту.

Не спится уставшим десантникам ночью,
Не спится уставшим десантникам днём.
И только уснуть ты спокойно захочешь.
Тебя вновь волнует и снится твой дом.

Когда же всё закончится,
Когда же всё пройдёт?
Домой давно мне хочется –
Присяга не даёт.

И кровью обливается
Солдатская душа,
А дом не забывается,
Где листья вновь шуршат.
***
Десантура.

Верой и правдой
Служили в десантных войсках
И на разбитых руках тишину пронесли.
Им килограммы РД
Душу жали в плечах.
Это ребята, которые с неба сошли.

Парашюты за спиною,
Шаг решительный вперёд.
Между небом и землёю
Ты в огне находишь брод.

Десантура, десантура –
Это слава, это боль.
Мы с тобою десантура
В стропах связаны судьбой.

Верой и правдой
Бились в поту и крови,
И возвращались туда
Откуда шагнули.
Кого–то уже не вернуть,
Зови не зови.
Слышите, там!
Пацаны! Мы о вас не забыли.
***
Хоронили десантника.

Хоронили десантника,
Что погиб на войне.
Сероглазый мальчишечка
Жизнь положил в Чечне.

Плачет мать, надрывается -
Не вернется родной.
Почему так случается,
Почему мир с войной.

Он остался по-прежнему
Тем же милым юнцом.
Ему милому нежному
Земля будет пушком.

И снегами укроется
Этот холмик над ним,
А душа беспокоится,
Он не будет живым.

Он не сможет уже сломать
И создать ничего.
И безумная плачет мать,
Как теперь без него…

Он навеки останется
Сероглазым юнцом.
И смотреть будет юное
С обелиска лицо.
***
В ночь.
И снова в горы
Мы уходим до утра.
Не провести
Нам эту ночку у костра.

С презреньем щёлкает затвор,
Мы на таран берём простор,
И дождь холодный снова льёт
Как из ведра.

Уходим в горы
В эту ночь.
Никто не в силах
Нам помочь.
Никто не в силах
Уберечь наших ребят.
Уходим в горы
В эту ночь,
Чтоб страх под пулей
Превозмочь
Идёт в разведку.

Снова доблестный
Десант.

Холодный дождь
Хлестал, смывая пот.
Погода – наша
И разведка вновь идёт.
Работа наша тяжела,
Мы раскалились до бела.
Уходит снова в эту ночь
Разведки взвод.

А возвратившись
Снова сядем и нальём
И всех ушедших
Третьим тостом помянём.

Нам пацаны вас не забыть.
Простите, мы остались жить.
Мы доживём за вас
И мы ещё споём.
***
Вечно живой.

Ярко светят глаза с обелиска
И немного заломлен берет.
Он один из холодного списка
Не сберегших своих юных лет.

И кровавою красной звездою
Его подвиг увенчан навек.
Он поник молодой головою
В стране гор и бушующих рек.

Он присягу отчизне не предал,
До последнего насмерть стоял.
И в свои восемнадцать не ведал
Чтобы так вот в горах умирал.

И на мраморный памятник ляжет
Чуть повядшая пара цветов.
Ну и кто после этого скажет?
Толку нет с молодых пацанов.

Он был верен присяге и долгу,
Не покинув рубеж огневой.
Он ушел навсегда и надолго,
Но в сердцах будет вечно живой.
***
Отец.

Ну, здравствуй, отец,
Вот и я возвратился домой.
И также как ты, я сегодня кричу по ночам.
Ты знаешь отец,
Я, как ты, возвратился седой,
Мне выпала в долю Чечня, как тебе твой Афган.

Я, также как ты,
Повзрослел в молодые года,
И крови на мне, к сожаленью, не меньше тебя.
И крики последних минут
Уносила вода,
И вихрь холодных смертей юнолицых ребят.

И нам не к чему говорить,
То, что зря это было.
Мы знаем, что все не напрасно, ведь правда?Отец?
Кому-то убить,
А над кем-то ущелье застыло…
И наша война никогда не увидит конец.

Ведь мы же с тобою солдаты,
Не зря воевали?
Не зря в сером дыме глазами искали друзей.
Сегодня все наши ребята
Во сне оживали,
И память уносит до службы твоей и моей.
***
Поэты, стриженные в ежик.

Поэты, стриженные в ежик
Уже не пишут о любви.
Поэты, стриженные в ежик,
Еще вчера с войны пришли.

Поэты, стриженные в ежик.
Не каждый критик их поймет.
Они пришли с чужих дорожек,
Сменив на ручку пулемет.

Не вам судить их, ради Бога,
Вот этих стриженых ребят.
Их души там, где на дороге
КамАзы полные горят,

Горят друзья, горит надежда,
Горит последняя звезда,
Не будет все уже как прежде,
И наша жизнь уже не та.

Вы в наших строчках на найдете
Ни восхищенья, ни любви.
Как на холодном пулемете,
Судьба друзей, вчера живых.

Они написаны из боли,
Что бьет разрывами души.
Мы потеряли свою волю
И ничего нельзя решить.

Поэты, стриженные в ежик.
Да, вот такие нынче мы,
Не по годам своим тревожны,
Мы, те, кто был в огне войны.
***
Мальчик.

Синь на берете забрызгана кровью,
И в голове почерневший металл.
Мальчик еще не встречался с любовью,
Мальчик в афганских горах умирал.

Темень закрыла глаза голубые,
Кончено все в этом тяжком бою.
Только лишь двое остались живые
Из тех, кто у смерти гулял на краю.

Было ему без пяти девятнадцать,
Он еще мальчик такой молодой,
Рано ведь было ему оставаться
В этих горах, за чужою рекой.

Но у войны есть другие законы,
Пуля решила судьбу пацана.
Пуля вдруг рушила вдруг все по-иному,
Жизнь пацана оборвала она.

Нет ничего, что ее оправдает,
Нет оправданья солдатским смертям.
Если они от беды защищают,
Значит нельзя умирать пацанам.

Не отстирается кровь от берета,
Парня уже не вернуть никогда.
Черное небо афганского лета,
В глазах голубых почернела беда.
***
Не сдаемся.

В огне пожара, дыма копоти, пыли,
Мы под обстрелом пулеметным залегли.
И каждый слышит сердца стук,
Уткнувшись касками в песок,
Мы проклинали день, когда сюда пришли.

Ущелье дышит воздухом войны,
Но не сдаются Родины сыны.
Трещит со злостью автомат,
Стреляет яростно солдат,
Нельзя остаться нам в горах Чечни.

И бьется в кровь десантный батальон,
Забыв про счастье, про покой, про сон.
Взведя последний пулемет,
Ущелье матом кроет взвод,
За тех, кто произнес последний стон.
***
Раненный.

Поверженный пулей десантник ползет,
Прикладом в плечо больно бьет пулемет.

Расстреляна группа, пора уходить,
Один из семи он останется жить.

Пора уходить – по-другому нельзя,
Разведчика в плен не удастся им взять.

И вот он ползет, кровь из раны бежит,
Но только десантник не будет убит.

Немного еще – и дойдет до своих,
Расскажет о том, как подставили их.

О том, что продали разведку врагу,
О том, что вся группа лежит на снегу.

О том, что один он остался в живых,
В блокнот он запишет вот этот вот стих.
***
Сигарета в берете.

Я сигарету положу в берет,
Возьму и после боя закурю.
Лишь заиграет лучиком рассвет,
Мы все сольемся в яростном бою.

Я сигарету положу в берет,
В кармане ведь сломается она.
Мне послезавтра будет двадцать лет,
А в волосах играет седина.

Я сигарету положу в берет,
Надену и потуже затяну.
Лишь только вспыхнет огненный рассвет,
Мы все уйдем на дикую войну.

Я сигарету положу в берет,
Возьму, взведу как прежде автомат.
И снова буду я стрелять в ответ
Во всех людей стреляющих в меня.
***
К 75-летию ВДВ.

75 – великая цифра,
75 – прожитых лет,
75 – правда и мифы,
75 лет ВДВ.

В этих годах горечь и слава
На поле большой и великой войны.
Штурмы, бои, наступленья, облавы…
Пусть ветеранов господь сохранит.

Вспомним Афган, его сопки седые
Много смертей пацанам принесли.
Как воевали на благо России,
А нас в шею гнали, когда мы пришли.

Вот и Чечня, нет конца и покоя,
И здесь десантура всегда впереди.
Знаем мы точно, что это такое,
И не от жилета жмется сердце в груди.

Вспомним и тех, кто и ныне в десанте,
Родину нашу хранит от беды.
Хоть иногда вы о них вспоминайте,
О тех, кто под светом красной звезды.

Выпьем за тех, кому небо родное,
Кто на посту встречает рассвет,
За тех, у кого парашют за спиною,
За голубой десантный берет.
***
Десантирование.

Над горою завис вертолет
И выходит четвертая рота.
Слышу крик командира: «Вперед!»,
Сходят парни крылатой пехоты.

Там, внизу, автоматы трещат,
Там, внизу, где-то духи засели.
Зубы скаля и пятясь назад,
Свою песню они уже спели.

Гоним их, оставаясь в строю
И свинцовые шлем им приветы.
Очищая от грязи Чечню,
В бой идут голубые береты.
***
Помянем.

Помянем тех, кого не возвратить,
Помянем пацанов, любивших жить.
И злая буря в вечность унесла
Надежд последних ваших купола.

И вы ушли навеки в небеса,
Туда, откуда вниз шагнул десант.

А мы останемся за вас теперь,
Пускай горит огнем Кавказа твердь.
Я знаю, отомстим врагу,
За всех, упавших на бегу,
Всем тем, кто вам принес
Лишь боль и смерть.

И мы вернемся, мы о вас еще споем,
И третий тост за пацанов нальем.
Мы будем жить, мы будем пить,
И жен любить детей растить.
За все, за это мы конечно доживем.
***
Аист.

Белый аист сел на крышу
Дома моего.
Ты побудь братишка тише,
Не спугни его.

Он взлетит – и снова в память
Стаи куполов
Вдруг ударят пред глазами
Тяжестью боев.

И опять летят мальчишки
В горы с высоты.
Купол унесет парнишку
Ветрами беды.

И опять тяжелой скорбью
Стукнет по душе.
За всех тех, кого молитвой
Не вернуть уже.
***


Он ушел.

Далеко, далеко, далеко,
Он ушел, нам его не догнать.
Без него нелегко, нелегко,
Но об этом ему не сказать.

Был не очень хорошим солдат,
Может, был в чем-то даже плохим.
Дали в руки ему автомат
И ударил в глаза едкий дым.

Он сумел этот страх побороть
И взлететь чуть повыше беды,
Он сумел свою боль расколоть,
Утопить в луже грязной воды.

Только пуля достала его,
Снайпер бил его точно в висок,
До «Урала» всего ничего,
Он дойти пары метров не смог.

Похоронка домой прилетит,
От Чечни до Москвы долгий путь.
Под стеклом запылится берет
Пацана, что уже не вернуть.

И в забытой шкатулке медаль
«За отвагу» лежит много лет.
День за днем улетят года,
В память тех, кто носил берет.
***
Сдувает небо купола.

Сдувает небо купола с ладоней синих,
И пацаны, как одуванчики парят.
Они пришли сюда служить своей России,
И принял их прославленный десант.

Холодный ветер жжет глаза, кусает лица,
Но как прекрасно в небесах лететь.
И пацаны летают словно птицы,
И крылья им не обломает смерть.

Пройдут и эти два заветных года,
И мы вернемся до родной земли,
Но в нас останется десантная природа,
Чтоб до конца ее мы сберегли.

Износит время новые рубашки
И выкинуть придется их тогда.
И лишь со мной останется тельняшка
И не уйдет из моды никогда.

И мой берет свой цвет не потеряет,
Душа не выцветает никогда,
Ведь все пройдя, десантник выживает,
На кон поставив юности года.
***
Встреча с другом.

Встретил старого друга вчера,
Он сидел в инвалидной коляске,
На берете от пули дыра,
А рука на бинтовой повязке.

Как же ты, мой браток, угодил
В этом чертовом кресле сидеть?
Как твой ангел тебя не хранил,
В сердце жизни воткнув полусмерть?

И ходок из тебя никакой –
В берцах мертвые ноги стоят.
Ты сполна расплатился с войной,
Но не смог от нее убежать.

Вызвал я минометный огонь,
На себя, чтобы парни ушли.
В синем небе увидел как сон,
Две вертушки спешили в дали.

Гимнастерка прилипла к спине
От горячего пота в крови.
Каково умирать на войне?
Пацану, что не видел любви.

Чудом выжить сумел я тогда,
Потерявший всю веру свою.
Память все пронесет сквозь года,
То, как выжил десантник в бою.
***
Помнишь?

Помнишь, как с тобой курили
Самокрутку на троих?
Помнишь, как с тобой служили?
Кольки нет уже в живых…

Было трудно расставаться
И двухсотого вести.
И из силы выбиваться,
Чтоб друзей своих спасти.

И последние патроны
Мы делили пополам,
Поступая по закону:
Честь и дружбу – друзьям.

Пусть осталось нас тут мало,
Впереди у нас вся жизнь.
И душа мне прошептала:
«Ты держись, сынок, держись…»

Время лечит мои раны,
Выживаю я в огне.
Как отец в Афганистане,
Так и сын его в Чечне.

Я домой весной приеду,
Сброшу тельник и берет…
Будто сказкой, сладким бредом
Мне покажется рассвет.

Над землей, над облаками,
Солнце мирное встает,
А на потрепанном диване
Парень в тельнике поет.
***
Судьба забайкальца.

Судьба забайкальца, десантная доля,
Свернула ты круто прошедшей весной.
Судьба забайкальца, парнишки простого,
Забросили парня в его первый бой.

Снаряды рвались, и осколки свистели,
Горело ущелье смертельным огнем,
А наш забайкалец с ожогом на теле
В эфире сидит и кричит: «Не уйдем!»

Он выжил один и домой возвратился,
Звездою героя увенчана грудь,
А ночью ему первый бой этот снился
И лица друзей, что уже не вернуть.

Судьба забайкальца, десантная доля
Нашивкою алой на душу легла,
Судьба забайкальца, парнишки простого,
Которому душу война извела.
***
Слепой десантник.

В старом парке на лавке десантник сидит,
Через темные стекла очков
Он на мирную жизнь на гражданке глядит,
Но не видит людей и цветов.
И не видит он птиц, что поют в высоте,
Может быть для него одного,
И дорогу к своей синеглазой мечте,
Он не видит уже ничего.

В том бою он смотрел в пулеметный прицел,
Отбивая прикладом плечо.
Страшный взрыв перед камнем его прогремел
И глазам стало вдруг горячо.

И ребята его унесли в вертолет,
Со словами: «Братишка, держись…»,
Кровь бежит по лицу и глаза его жжет,
Потемнела вокруг его жизнь.

И исчезло тепло в его серых глазах
И не видит десантник теперь,
И блестит седина на солдатских висках –
Чуть задев, обошла его смерть.

В старом парке на лавке мальчишка сидит
И холодная вьюга в душе.
Он глазами в бездонное небо глядит,
Поправляя рукою берет.
***
11 ОДШБр.

На плечах парашюты синеют,
По ущелью бригада идет,
На тельняшках полоски синеют,
Скалит яростно ствол пулемет.

Пусть за слезы расплатятся духи,
Свою кровь проливая в горах.
Не спасет их от выстрела мухи
Никогда, ни Шайтан, ни Аллах.

Десантура – лихие ребята,
Сами выбрали судьбы себе.
Это нашей России солдаты,
Из Сибири пришла ДШБ.

И горящие две единицы –
Это номер бригады моей.
Это жизни десантной страницы,
Это лица любимых друзей.

Сколько раз нас в горах убивали,
Да вот только убить не смогли.
Мы с братвою всегда выживали,
Задыхаясь в дорожной пыли.

Верьте – снова вернется бригада,
Потому, что должны парни жить.
Если нужно уйти, значит надо
Этим духам за все отплатить.
***
После боя.

Лицо покрыто сажей,
Разорванные берцы,
И на снегу парится автомат,
Сижу, курю на камнях
И груз лежит на сердце,
Я много потерял своих ребят.

А послезавтра, мы лететь домой
Все собирались, вместе выживая.
Но лишь один остался я живой,
Судьба моя тяжелая такая.

Мы столько вместе были,
И здесь мы воевали,
Клянясь друг другу в дружбе на века.
В бою нас закалили и веру нам давали
Любимые десантные войска.

Но Сашка – под скалою,
А Пашка – там, в овраге,
Серега – на запачканном снегу
С пробитой головою…
Он верен был присяге,
Но вот упал, стреляя на бегу.

Простите ребята меня
За то, что остался живой.
Пусть мамы меня не винят,
Один возвращаюсь домой.

С лица умыта сажа
И новенькие берцы,
И в оружейник сдан мой автомат.
Курю у самолета,
Пусть груз лежит на сердце,
Сегодня возвращаюсь я назад.
***

Не спешите взрослеть.

Не спешите взрослеть пацаны,
Ничего в том хорошего нет.
На полях неизвестной войны
Не спешите оставить свой след.

Вот я не в года повзрослел,
Попадая под грохот тревог,
В девятнадцать годков поседел,
Натоптав километры дорог.

Что так рано оставил сой дом,
Чтобы юность свою растоптать,
Получил две медали и рану,
Потерял, что уже не найти.
И друзей, и невесту
В чеченском капкане
Не получится мне обрести.

Не спешите взрослеть пацаны,
Ничего в том хорошего нет.
Не спешите бежать до войны,
Бросив на душу бронежилет.
***
Дембель.

Я свободен как ветер
Со вчерашнего дня,
Под крылом самолета
Пропала Чечня.

На груди три медали
Сверкая звенят.
Черным цветом ботинки
На солнце блестят.

Я вчера еще грязный
Носил камуфляж,
Представлял путь домой,
Как далекий мираж.

А сегодня парадная
Форма на мне
Скажет вам, как служил я
В далекой Чечне.

Я приеду в родной
Небольшой городок,
Как расплачется мать,
Причитая: «Сынок!»

И в берете десантном
На площадь пойду,
И пойму, что все это
Не во сне, не в бреду.

А пока самолет
Над Уралом летит
И кавказские горы
Уже позади.

Ждет меня дом родной,
Ждет родная земля.
Возвращаются снова
Домой дембеля.
***
Снайпер.

Застыли синие глаза на монументе,
Значок парашютиста на груди горит.
Он девятнадцать лет прожил на этом свете
И был чужою пулею убит.

Служил парнишка снайпером в разведке,
Бандитов много вывел из игры,
Но карабин его повис на ветке,
Не думал он, не ждал такой поры.

Он в том бою работал в одиночку,
Ведя обстрел бандитских рубежей,
Но красных трассеров мелькнула строчка –
Затих он над винтовкою своей.

Горят глаза и на лице улыбка
На обелиске, где пацан лежит.
Убит за чьей-то роковой ошибкой,
Теперь с гранита он на мир глядит.
***
За солдат.

За тех, кто в тельняшках,
За тех, кто в беретах.
За тех, кто сегодня стоит на посту,
Кто сейчас в карауле
Встречает рассветы.
Я полный бокал за ребят подниму.

За тех, кто в погонах
И кто в камуфляже
Сегодня нелегкую службу несут.
В холодных вагонах
Простывшие даже,
Два года они по уставу живут.

За тех, кто укрылся
Сырою землею,
Над чьим обелиском краснеет звезда.
За маму с женой,
Что осталась вдовою,
За вечную юность я выпью всегда.
***
Что такое ВДВ.

Что такое ВДВ?
Это боль двумя годами
И берет на голове,
Весь пропитанный слезами.

Это мокрый камуфляж,
Это потная тельняшка
И судьбы моей вираж,
Там, где души нараспашку.

Это в небе купола
Облаками вновь кружатся.
Принимает их земля,
Где ковром они ложатся.

Это жизни пацанов,
Что венчались с синевою,
Что в горах, среди снегов
Друг за друга шли горою.

Это множество наград,
Что умыты кровью были,
Когда шел вперед десант
За пределами России.

Это слезы матерей,
Это цинки в самолете,
Это жизнь и смерть парней
За крылатую пехоту.

Это августа второе
И берет на голове,
Когда нет в душе покоя,
Вот что значит ВДВ.
***
Застонали кавказские горы.

Застонали кавказские горы,
Над ущельем вертушки кружат.
Здесь со смертью десантники спорят
И у них нет пути отступать.

Со стрельбой перемешаны крики,
Командир матом кроет штабы.
Видим мы смерти красные блики,
Что сверкает глазами судьбы.

Пропадает десантная рота,
Мы останемся, насмерть стоять.
Не помогут уже вертолеты,
Видно нам здесь судьба погибать.

И уляжется мелкою строчкой
В «Новостях» как погибли они.
Дома ждали жена вместе с дочкой,
Когда я прилечу из Чечни.

Я скупую слезу проливаю,
Умирая в ущелье чужом,
И бандитам долги возвращаю,
Оставаясь навек пацаном.
***
Привет с Чечни.

И снова в путь
Уходят пацаны,
Опять.
И далеко, как прежде,
До привала.
Не отдохнуть
И свой бронежилет
Не снять,
Покуда не дойти
До перевала.

Горяч песок,
К спине тельняшка липнет
Вновь
И солнце так
Нещадно жарит спину.
Но мы дойдем
И не застынет в жилах
Кровь.
Нет тех дорог,
Что нам непроходимы.

Придет тот день
И на перроне мы
Сойдем,
Закурим мы
Фильтровы сигареты.
И в город свой
Вернемся мы с тобой
Вдвоем,
На головах
Красуются береты.

Обнимем мы
Любимых и друзей
Своих,
Что долго так
С войны нас ожидали.
Привет с Чечни
Гражданке
От парней двоих,
Что там полгода
Потом обливались.
***
Вставай, друг!

Что случилось с тобою братан,
Что-то взгляд у тебя потемнел.
До того, как ушел в Дагестан,
Помню я – ты светлее смотрел.

Мы с тобою ходили в бои
И сверкали глаза у тебя.
Помогали мне руки твои,
Не спеша за плечо теребя.

Что же ты головою поник,
Видишь ты – духом я не упал,
Хоть и помню – горел грузовик,
Многих я в том бою потерял.

Поднимайся десантник, вставай!
Нам пора возвращаться домой.
Свет в глазах своих ты зажигай,
Я же знаю, пока ты живой.

Только он не ответил уже,
Каской в камни уткнувшись поник.
Тяжело стало мне на душе
И из горла вдруг вырвался крик.

Поднимайся, прошу, поднимись,
Нам уже возвращаться пора.
Звезды в небе играть занялись,
Не сидеть же нам здесь до утра.

Только ты, ничего не сказав,
Остаешься лежать на снегу,
Рукоять автомата зажав…
И помочь я уже не смогу.

Я тебя подниму от земли,
На блок-пост не спеша унесу.
Мы с тобой продержаться смогли
В этом сером проклятом лесу.

Я тебя унесу на руках
В те края, где росли мы с тобой.
Твое имя лежит на губах,
Ты – живой, пока я здесь – живой.
***
Сержант.

Он стоял на перроне
В потертом бушлате,
И помятый берет
На макушке сидел.
Долго ехал в вагоне
Домой, к маме с батей
Тот сержант, что уже
В двадцать лет поседел.

Там, под Грозным,
Он думал,
Что больше не будет
Он ходить по вот этой
Зеленой траве.
Там, под Грозным,
Он думал,
Что все позабудет,
Но глаза все глядят
В небеса в синеве.

Он спокойно закурит,
С вокзала шагая,
И посмотрит на город,
Что жил и не ждал.
И была его доля
Совсем не простая,
Сколько раз он судьбу
Из огня вынимал.

Сколько было друзей
Похоронено. Боже…
Сколько село в коляску,
Нельзя сосчитать.
Только вспомнишь и дрожь
Пробежится по коже,
Сколько раз получалось
Ему выживать.

Он обнимет родных,
Да и водки напьется,
И берет голубой
Будет жить на стене.
Будет радостно жить
Тот пацан, что вернется,
Но всегда будет помнить
О службе в Чечне.
***

Худощавый пацан.

Худощавый пацан
С автоматом стоял
И присягу на верность
Стране принимал.

И не знал тот пацан,
Что полгода спустя,
Он окажется вдруг
В нежеланных гостях.

Он не думал тогда,
Когда клятву читал,
Что чужие года
Пулемет не считал.

Что друзей потерять –
Как упасть самому,
Задыхаясь валяться
В солярном дыму.

Что придется всю боль
Под тельняшкою скрыть,
И идти в этот бой,
Чтобы снова убить,

И подумать о том,
После боя того,
Что смертельный закон
Обошел лишь его.

И не скажет в трамвае
Гражданский сосед,
Что худому парнишке
Уже двадцать лет.

Не посмотрит в глаза,
Не увидит огня,
Что горит этой болью
В глазах пацана.

Худощавый пацан
С автоматом стоял
И присягу на верность
Стране принимал.

И не знал тот пацан,
Что ему воевать
И в горящем ущелье
Дым солярный глотать.
***

Парням СПЕЦНАЗА ВДВ.

Грязные и пыльные,
Избитые войной .
Десантники - спецназовцы
Уходят снова в бой,

А после боя в небеса
Уходят пацаны
-Куда же вы уходите?
-Туда , где нет войны.
***
Прославившим десант.

Нету вас рядом со мной,
Вы не вернётесь теперь,
Парни, ушедшие в бой,
Вам лишь в бессмертие дверь.

Двадцатилетним юнцам,
Призванным к службе стране,
Вам, молодым пацанам,
Тем что погибли в Чечне.

Где же вы есть пацаны,
Где же вы есть родные,
Что не вернулись с войны,
Вечно ушедшие, вечно живые.

Где же вы есть пацаны,
Вас не вернуть назад,
Вас не вернуть с войны,
России забытых солдат.

Знайте, придут после вас,
Местью сметая врага,
Вновь воевать на Кавказ,
Как и в другие года.

Свет голубых погон
Мы пронесем до конца,
Этот суровый закон
Свят, словно воля отца.

Мир берегут они,
Вот уже много лет.
Ты береги и цени
Свой голубой берет.
***


Аргун. (2005 год)

В Аргунском ущелье,
Все камни в крови,
Пропитана кровью земля,
Уже пять годков,
Как они полегли,
С последним числом февраля.

Огнём пулемёта,
Ущелье трясло,
Стояли до смерти они,
Десантную роту
В закат унесло,
В Аргунском ущелье Чечни.
***

Павшим в Афгане, павшим в Чечне.

Вот застыл перевал
На холодных глазах,
Он на камнях лежал
И смотрел в облака.

Девятнадцать годков -
Вот и жизнь у него,
И десантник Смирнов
Не успел ничего.

Прикрывая отход,
Он ребятам своим,
Раскалил пулемёт,
Только видно нам с ним,

Только не по пути ,
С тем солдатом России.
Нам нельзя с ним идти,
За него мы здесь жили.

Сколько их, вот таких
Молодых пацанов,
Сколько их, вот таких
Постаревших юнцов.

Будет красной звездой
Его подвиг гореть,
Будет с неба с тоской,
Тот мальчишка смотреть.

Его мать до сих пор
Слышит эти слова:
Память вечная им.
И в глазах синева.
***
Моя судьба.

Мне хотелось неба чистого, большого,
Не запятнанного копотью войны.
Мне хотелось солнца жёлто – золотого,
Мне хотелось в этом мире тишины.

Но не вышло мне пожить спокойно.
Даже в эти двадцать с лишним лет.
И участвовать в кровавой этой бойне…
Знать не зря надел я голубой берет.

Снова в бой, и снова расставанье
С молодой красивою женой.
Да наверно бросит меня Анька,
Чтобы не остаться ей вдовой.

Ты прости, прости меня родная,
Что нельзя тебе спокойно жить,
Ведь опять куда – то улетая,
Кто – то должен Родине служить.

Кто – то должен снова погибая,
Знать, что в мире будет тишина.
Ты прости, прости меня родная,
Ведь всему виною лишь война.
***

За ВДВ!

Мы служим в воздушно-десантных войсках,
Здесь служба трудна, не покажется медом,
РД – за спиной, автоматы – в руках,
Стоим за своим боевым вертолетом.

Но нам не пристало судьбу проклинать,
За то, что свистит в голове,
И если бы снова ее выбирать,
Я вновь бы пошел в ВДВ.

Мы смертным потоком сбиваем врага
И смерть ему – каждый солдат.
Пускай же запомнят враги на века,
Что значит российский десант.

Пускай же запомнит на тысячи лет,
Как бьется российский солдат,
Пускай не забудет десантный берет,
Тельняшку и наш автомат.
***
Десант.

Раскрывается купол с хлопком,
Ветер дует в горячих сердцах,
Мы выходим один за другим –
Десантура парит в облаках.

Что не видели только бойцы
От тридцатых годов по сей день,
И какой ни бывало войны,
И какая ни падала тень.

Голубые береты хранят
От войны и от смерти всю Русь,
Честь и силу российских солдат,
Хоть на душах у них тяжкий груз.

И великие годы войны,
И Афган, и Чечня за спиной,
Но не бросят никак пацаны
Этот тельник такой голубой.
***
Это все Афганистан.

Девять лет беды и страха,
Девять лет чужой войны.
В битвах с «воинами Аллаха»
Погибали пацаны.

И придя с Афганистана,
С снах десантники кричат,
И к ненастью ноют раны
У вернувшихся солдат.

Девять лет войны тяжелой –
Это память на века,
Девять лет в крови и боли,
И в душе скребет тоска.

Как мы много потеряли,
Ничего и не найдя,
Сколько мы всего узнали,
Через этот Ад пройдя.

Сколько жизней загубили,
Ни одну, ни две…
Сколько пацанов убили
В выжженной траве.

Мы ни в чем не виноваты,
Нам хватает ран.
Оцинкованы солдаты,
Это все Афганистан.
***
Бригада.(11 ОДШБр посвящается…)

Опять бригада уезжает «на юга».
Не отдыхать и не купаться нам отнюдь.
Мы уезжаем, чтобы бить врага.
Чтобы опять горячий дым войны вдохнуть

Хотя душа вновь мается и рвёт
И серебрится солнце на висках.
А ДШБ вновь прыгнет в вертолёт
И снова духов нам гонять в чужих горах.

Опять стрельба и снова грянет бой,
Но десантура не сдаётся, нет.
Не зря надеты нам братан с тобой
Погоны голубые и берет.

Мы там теряли лучших пацанов,
Но будь уверен: духов ждёт расчёт.
За жизни наших молодых орлов
Десантная бригада смерть несёт.

И мы вернёмся, я надеюсь все,
Свершив всю месть за наших пацанов.
И мы вернёмся к осени, весне.
Вы снова встретите своих штурмовиков.
***
Дембеля.

За равномерным шумом дизелей
Ты не услышишь разговоры или смех.
Везут домой российских дембелей,
Везут домой десантников не всех.

Те, кто взорвался или был застрелен,
В конце колонны в ровный строй лежат.
И им судьбой короткий срок отмерен.
Для тех героев, что за цинком спят.

Кто маме обещал, что возвратится,
Нарушив обещание своё.
Ещё живой друзьям он ночью снится,
А мать не знает, что за горе ждёт её.

А дембеля молчат, глаза – стальные,
В их душах ветер – словно в синеве.
Ты потеряла пацанов своих Россия,
Которые служили в ВДВ

За равномерным шумом дизелей
Ты не услышишь разговоры или смех.
Везут домой российских дембелей,
Везут домой десантников не всех.
***
Кто служил и служит в ВДВ.

Кто мерил сапогами километры,
Кто мокрую тельняшку выжимал.
Кого побили и дожди и ветры,
Кто в небе синем купол открывал.

Тот, кто ходил в дозор под -30,
А в зной палящий бегал по плацу.
Кто лишь росою успевал помыться,
Берет холодный приложить к лицу.

Кто по реке с тяжёлым пулемётом,
По грудь в воде, плескаясь проходил.
Кто выходил из люка вертолёта,
Кого под облаками сбросил ИЛ.

Кого стрелять без промаха учили
И жёстко драться на смерть, не боясь.
Кто защищает день и ночь Россию,
И точно не ударит честью в грязь.

Кому лицо все семь потов умыли,
Кто двое суток прятался в траве.
Кого войска десантные растили,
Это все те, чья служба в ВДВ!!!
***
Прощай.

Синие тельняшки, синие погоны,
Синие береты, неба синева.
Дембеля толпятся, курят у перрона.
С губ солдат слетают тёплые слова:

Прощай, братан, отвоевались,
Прощай, братан, не забывай.
Всех пацанов, с кем вместе дрались
Бригаду нашу вспоминай.

Прощай, братан, уже не скоро
Теперь увидимся с тобой.
Военно-полевые сборы
Нам мир, в сравнении с войной.

И часы вокзала отмеряют время.
Грустно расставаться, ладно – наливай!
Дружба будет вечной между нами всеми
Если с губ слетают тёплые слова.

Время дальше мчится, годы пролетают.
И войны прошедшей заглушился крик.
Пацаны взрослеют, дети подрастают,
А отцы всё помнят тех, кто рядом сник.

И в горах Афгана, и в грязи чеченской
Всей пролитой кровью связана братва.
Но в Твери и Пскове, Вязьме и Смоленске
Всё ещё мы слышим тёплые слова.
***
Всё изменилось.

Пустые кровати, лежат сигареты
И чёрные полосы у покрывал.
На подушках лежат голубые береты
Пацанов, тех, что я потерял.

И вечная память, и вечная слава
Мальчишкам уже не нужны.
Вернуть бы тот миг, когда парни упали,
Чтоб им возвратиться с войны.

Да, может быть всё быть могло по – другому
Они бы вернулись домой
Но всё подчинилось другому закону.
Гранит заблестел под листвой.

Но всё подчинилось,
Но только все мы
Смириться не можем никак.
Всё вдруг изменилось
И пламя войны
Сжигает мальчишек в боях.
***
Я снова видел этот сон…

Я снова видел этот странный сон.
Как ты стоял, держа в руках медаль.
Возьми её – сказал ты мне – братан.
Возьми её, возьми, мне очень жаль.

Мне жаль, что я уже невозвратим.
Мне жаль, что мне на дембель не уйти.
Мне жаль, что ты там стал совсем другим.
Мне жаль, что твою душу не спасти.

Мне в цинке быть запаянным – несладко,
Мне холодно и одиноко здесь,
Но ты не думай умирать мой братка.
Ты жизнь свою с медалью этой взвесь.

А жизнь твоя дружище тяжелее,
Дороже, чем кусочек серебра.
Земная жизнь, братишка, потеплее,
Чем искры у могильного костра.

Смотри дружок, мы им ещё покажем!
Дерись в бою и помни: я с тобой.
И пусть в бою не каждый, кто отважен.
Ты знай, что не «запросто» орден твой.

Ну, мне пора, бывай здоров братишка…
И развернувшись, он ушёл на свет.
Я долго вспоминал потом, как Мишка
Вдруг развернулся и надел берет.
***
Запыленные души.

Запыленные души в солдатских погонах
Возвратились домой по вчерашней весне.
Запыленные души сошли на перроне,
Это те пацаны, что служили в Чечне.

За бронею тельняшки не видно тревоги,
Под беретом нельзя разглядеть седины,
Но глаза выдают, что чужие дороги
Превратили мальчишек в машины войны.

Ордена и медали игриво сверкают,
На плечах голубые погоны горят.
В этот солнечный день дембеля отдыхают
От войны, что когда-то косила ребят.

Не уснуть до утра и на сердце тревога
Защемит мою душу и будет болеть.
За парней, что ушли до обители Бога,
Что в последнем бою не смогли уцелеть.

Запыленные души в полосатых тельняшках
Возвратились домой по сгоревшей траве.
Запыленные души всегда нараспашку,
Это парни, что службу несли в ВДВ.
***
Урал.

Битый Урал по дороге несется,
Вновь от погони уходит братва.
Исполнен приказ и на базу вернется,
Так уже было не раз и не два.

Плевали на гнев полевых командиров
Парни десантной бригады давно.
Карта размечена красным пунктиром,
Наши ребята уйдут все равно.

Мчится Урал, наплевавший на мины –
Некогда мины объехать ему.
Просто задача у славной машины
Снова уйти, затеряться в дыму.

Цокают пули, брезент прошивая,
Только уже пацанов не достать.
Если броня у тебя небольшая,
Наглость простую пора применять.

Прыгнув с разбега в бурлящую реку,
Выполз на берег и снова бежит.
Когда невозможно уйти человеку,
Эта машина его защитит.

Снова на базе залечатся раны,
Дырки от пуль заклепает металл,
Краской зеленой закрасятся шрамы,
Снова в строю наш живучий Урал.

Снова из боя в тебя залезаю,
Снова колеса в дорогу спешат.
И под капотом твоим, точно знаю,
Нет, не движок, а живая душа.
***
Завтра – домой.

Немного теплее, и солнце в горах
Сильней пригревать вроде стало.
И кажется легче РД на плечах,
И ближе чуть-чуть до привала.

А все потому, что назавтра – домой.
Уедем мы с вами ребята.
Осталось последний нам выдержать бой
Под светом чужого заката.

И вроде немного вкуснее вода,
Которой осталось так мало.
Уходит разведка опять, как всегда
До южных высот перевала.

Мы завтра усядемся в наш самолет,
И новости лучше нам нет.
Нас ждет пацаны до России полет,
В горах мы оставили след.

Расплатимся с бандой по старым долгам
И дома окажемся мы.
И время расставит всех нас по местам,
Вернувшихся с этой войны.
***
Не хочу умирать.

Взвод идет, растворяясь в тумане
На большую работу в горах.
Снова тяжесть РД за плечами
Мы выносим на крепких руках.

Солнце светит едва из-за сопки,
Тает в воздухе первый снежок.
Где-то птицы поют на высотках,
Тишины разрывая замок.

Ну а мы все уходим, уходим
По тропе, что знакома уже.
Как всегда в этом дальнем походе
Что-то болью скребет по душе.

Снова ищешь глазами тревогу,
Снова падаешь носом в траву.
Рано, рано отдать душу богу,
Если имя твое назовут.

Надо много успеть, надо выжить,
Новобранцев еще обкатать,
Из души все волнения выжать,
Ну, а там мне на все наплевать.

Хотя было б неплохо вернуться
И детишек еще нарожать.
Так что я не желаю загнуться,
Я пока не хочу умирать.
***
Вперед, и только вперед!

Четвертые сутки идем по горам,
Далекая точка как близкий мираж,
И нет уже силы идти пацанам,
На мокрых тельняшках сырой камуфляж.

И все тяжелее рюкзак на спине,
И руки устали держать автомат,
Но помнят ребята: они на войне,
Не зря их учили тогда выживать.

Вперед, и только вперед,
Шагает потерянный взвод.

Четвертые сутки в жаре и пыли
Лихие ребята за бандой ушли.

Вперед, и только вперед,
На солнце блестит пулемет.

Российский солдат девятнадцати лет.
На все он бандитам достанет ответ.

А где-то дома горит камин,
А где-то дома родные ждут.
И нет дома разрывов мин,
А дома только цветы цветут.

А где-то мама моя не спит,
А где-то жизнь хороша как сон.
А здесь в овраге ручей бежит,
Но нашей крови не увидит он.
***
Вторая весна.

Вторая весна и тают снега
И солнце сильней пригревает.
Вторая весна, а я – в сапогах,
Пацан, что страну защищает.

Вторая весна, вторая весна
Пришла вслед за долгой зимой.
Вторая весна и радость одна,
Что скоро поеду домой.

Вторая весна, ветерок в голове
Все шепчет, что скоро домой.
Положенный срок отслужив в ВДВ,
Поеду я к маме родной.

Приеду я в город, где рос я и жил,
Где мама осталась одна.
Я срочную службу сполна отслужил,
Ну, здравствуй, вторая весна.
***
Десантники России.

Идут дороги наши в небе синем,
Глаза у нас отвагою горят.
Ведь мы с тобой десантники России,
Погоны голубые у ребят.

И вспыхнет купол вновь над головою,
Спасительный и белый, словно снег.
Навеки породнившись с синевою,
Не может жить без неба человек.

Ревет мотор, и снова вылетаем,
Чтоб искупаться в бездне голубой,
И парашюты в небе распускаем,
Качаемся как птицы над землей.

Ведь мы с тобой десантники России,
Свою страну давно мы бережем,
Надели мы погоны голубые,
И если нужно снова в бой пойдем.

Запомни враг, тебе не угрожаем,
С мечом ты на Россию не ходи.
Пока спокойно мы предупреждаем:
Крылатую пехоту не буди.
***
Штурмовики.

Идут вперед штурмовики, а это значит,
Боевикам придется нелегко.
Ждет впереди десантников удача,
Что помогает в небе высоко.

Они устроят духам пляски смерти,
Чтоб неповадно было воевать.
Они такое сотворят, уж вы поверьте,
Что может сделать батальон солдат.

Они пройдут по скалам и ущельям
И всю Чечню зачистят от грязи,
Хотя давно устали жить в прицеле,
Они устали, с этим всем в связи.
***
Давайте выпьем.

Давайте выпьем пацаны
За тех, кого сегодня нет.
Кто погибал в огне войны,
Прославив голубой берет.

Давайте выпьем пацаны,
За тех, кто погибал тогда,
В горах Афгана и Чечни
Оставив юности года.

Давайте выпьем за ребят,
Что инвалидами пришли,
За тех, что по ночам не спят.
Поклон вам низкий до земли.

Давайте выпьем пацаны
За наших жен и матерей,
Они не шили нам вины
Во время тех кровавых дней.

Я пью сегодня за солдат,
Кто бережет покой страны.
За наш прославленный десант
Давайте выпьем пацаны.
***
Пусть тянутся роты к земле.

Белой цепочкой к земле потянулась рота,
В синюю бездну шагнули мои друзья.
Вспыхнули вновь купола под крылом самолета,
Снова под куполом здесь оказался и я.

Ветер холодный свистит, мне лицо обжигая,
Видно не зря я погоны ношу на плечах.
Где вы видали, чтоб люди как птицы летали?
Это бывает в воздушно-десантных войсках.

Служба пройдет, это время запишется в память,
Эти минуты, как душу тянул парашют.
Как кувырком из борта мы с тобой вылетали,
Парни в беретах, которые службу несут.

Белой цепочкой к земле пусть тянутся роты,
Пусть пацанов принимает родная земля.
Пусть в небе синем движками ревут самолеты,
Пусть над Россией, как птицы летают друзья.
***
Колька.

Его любили лучшие девчонки,
Он отличался редкой красотой,
И голос у него был очень звонкий,
И все в порядке было с головой.

Закончил институт на программиста,
Повестка подоспела по весне.
И тот пацан не знал, что этот листик
Через полгода увезет к Чечне.

Радист-разведчик из десантной роты,
Заломлен лихо голубой берет.
Он отслужил уже почти полгода,
Ему всего лишь двадцать, с лишним, лет.

Пришла ему команда: «По вагонам!»,
И поезд уносился в дальний путь.
И кто мог знать, что слышать будут стоны
Ребята тех друзей, что не вернуть.

Один-другой, пацан в бои втянулся,
Намного жестче стал на службе он.
Ни разу он назад не оглянулся,
Когда вперед шагал их батальон.

И вдруг упал в овраг, на острый камень,
В груди застряла очередь свинца.
В глазах его погас горячий пламень,
И розовость исчезла из лица.

Не мог он знать, что так все обернется,
Когда учился в институте он.
Не мог он знать, что больше не проснется,
Когда вперед шагал их батальон.

Смотрю, смотрю в лицо того солдата…
Я рядом был, но не был с ним тогда,
Я сам валялся раненный в Санбате,
Прокляв своих врагов на все года.

И все пройдет когда-то - точно знаю,
Но мне его уже не возвратить.
И рядом с ним домой я улетаю,
С тем пацаном, что так хотел пожить.

Прощай мой друг, прощай братан Колюха.
Ты знай, что за тебя мы отомстим,
Мы отомстим любым отрядам духов.
Ты только нас за смерть свою прости.
***
Самые лучшие войска.

Отражается небо в погонах,
Отражается солнце в глазах,
Отражается правда в законах,
Тех, что приняты в этих войсках.

И береты небесного цвета
Гордо носят у нас пацаны.
Берегут голубые береты
Синеокое небо страны.

Нам стенать не пристало ребята
На свою непростую судьбу.
Ведь мы с вами сегодня солдаты,
Что с врагами выносят борьбу.

Парашюты с небес опуская,
Мы с тобою парим над землей.
Пусть судьба нам с тобой непростая,
Прямо с неба вступать в этот бой.

Все пройдет и закончится служба,
Грустной памятью станет альбом,
Где на фото лежит наша дружба,
Этих дней мы уже не вернем.

Не забудем друзей мы и дружбу,
Что нам жизнь сохраняли в боях.
Я не зря отдал два года службе
В самых лучших на свете войсках.
***
Командировка на войну.

Командировка на войну
Для нас – обычная работа.
Полночным бортом на Чечню
Летит крылатая пехота.

И в тусклом свете фонарей,
Сидя в утробе самолета,
Смотрю в глаза своих друзей
И вижу в них, что жить охота.

Мы возвратимся по весне,
Едва сойдут снега густые.
Оставив память о Чечне,
Что здесь служили мы России.

И пусть вернется целым взвод,
И пусть живыми будем мы.
Весной мы сядем в самолет,
Уехав дальше от войны.
***
Пусть нам повезет.

Здесь любое письмо может запросто стать последним,
И осколку труда не составит вонзиться в грудь.
Здесь подохнуть без лишних проблем можно вечером летним,
Что не только тебя, да и жетоны твои не найдут.

Знаешь друг, что у нас шансов мало домой вернуться.
Только это не повод назад оглянуться в бою.
Знаешь друг, что в России десантники не сдаются,
Ты живи, я полжизни отдам за улыбку твою.

Ну, да что там – полжизни, ведь я за тебя погибну.
Помню я, что не раз ты меня прикрывал в боях.
Знаем точно, что можем мы запросто в бойне сгинуть,
Но друг друга всегда унесем на своих плечах.

Наплевать на холодные взрывы и снег горячий,
Нужно только поверить, что встретишь живым весну.
И пусть каждый вернется здоровый, живой и зрячий.
Мы, конечно, когда-то закончим вот эту войну.

Будет трудно, не спорю, кому жить легко сегодня.
Будет больно возможно, но боль я привык терпеть.
Ведь не зря мы с тобою, сюда оказались пригодны
И совсем не затем, чтоб на этой земле умереть.

Есть патроны, гранаты, набита битком разгрузка.
И с рассветом опять пробиваться в густой туман.
И пускай перед выходом вновь мне немного грустно,
Но дай Бог, повезет, как и прежде сегодня нам.

Пусть опять повезет, как и прежде сегодня нам.
***
Вспомним.

Вспомним тех, кто рядом с нами был,
И кому навечно двадцать лет.
Вспомним тех, кто до приказа не дожил,
И пал, прославив голубой берет.

Мы вспомним тех, кто прикрывал в бою,
Кто при отходе раненный упал,
Кто воевал за Родину свою,
Кто на камнях горячих угасал.

И нам все это – вечная строка,
И это все – наш общий вечный бой.
Где скалы и холодная река,
Где самолет и дальний путь домой.

Виват друзья! Мы помним все о вас,
Кто не придет с весенними дождями,
Кто до конца свой выполнил приказ,
Кто навсегда остался там, в Афгане.

Пускай скрипят все злые письмена,
О том, что мы – убийцы и бандиты.
Мы не дадим, продолжится война
За память тех, кто были там убиты.

Мы не дадим вас грязью поливать
России дети, вечные солдаты.
И вы не зря ходили погибать,
Ведь вы совсем ни в чем не виноваты.
***
Вечно песни нам грустные петь…

В сером камне глядит
С обелиска лицо
Пацана девятнадцати лет.
Был под Грозным убит,
Не успел стать отцом
И упал на забрызганный снег.

И сойдут все снега,
И пройдут все дожди,
И земля позабудет о нем,
Но в сердцах навсегда
Будут жить все они,
Кто навечно покинул свой дом.

Запылится берет,
Потемнеет медаль
И пробитый солдатский жетон.
И пройдет много лет,
Канет в прошлое сталь,
А его, как и прежде, все нет.

Постаревшая мать,
Поседевший отец
И без папы родившийся сын.
Будут все горевать,
Не найдется конец,
За всех тех, кто ушел молодым.

И девчонка его
Не забудет уже,
Да и замуж не выйдет теперь.
Для него одного
Эта память в душе,
Для других не откроется дверь.

И уйдут мать, отец,
Постареет она,
Время мчит, повзрослеет сынок.
Только он – все юнец,
И весна – не весна.
Не вернется в положенный срок.

Вечно будет пацан
Девятнадцати лет
С обелиска с улыбкой смотреть.
За Чечню, за Афган
Утешенья нам нет,
Вечно песни нам грустные петь.
***
Мама не плачь.

Не надо плакать мама,
Все будет хорошо,
Вернусь из Дагестана
К тебе не раз еще.

Такая уж работа,
Такой у нас закон.
Крылатая пехота,
Контрактный батальон

Уходит снова в горы,
В какую-то войну.
Защелкали затворы,
Порвали тишину.

Ты верь, что мы вернемся,
Пройдя огонь и дым,
От бреда встрепенемся,
И я приду живым.

А ты не плачь родная
И не впускай ты грусть.
Сегодня улетая,
Когда-то я вернусь.
***
Небо.

Уходят парни в небо,
Которое любили.
Уходят парни в небо,
В котором парни жили.

Уходят парни в небо,
Чтоб небо мирным было.
Ах, как бы я хотел бы,
Чтоб мы их возвратили.

И расплескалось небо
Над нашими плечами,
И засверкало небо
Полетными ночами.

И белые букеты
То небо распускало –
Над ними парашюты
Для жизни раскрывало.

Ах, небо, небо, небо…
Зачем ты так жестоко?
Безумно и нелепо
Лежит твоя дорога.

Сегодня снова в небо
Мальчишек провожают,
Но не всегда мальчишек
Нам небо возвращает.
***



На пробитой судьбе.

На пробитой судьбе,
Словно дырка в тельняшке,
Отпечаталось все,
Что когда-то прошел.
Снова сны о стрельбе,
Снова пот на рубашке,
Это боль от нее,
Той войны, что провел.

И холодная боль
Ковыряет устало
Мою душу опять
Что-то рвет в тишине.
Эта тяжкая роль
Мне однажды досталась,
Выживать, убивать
И дружить на войне.

А на сердце тоска
Всем живым за убитых.
И кто выжил тогда
Не забудет вовек.
В память канут войска
Пацанов позабытых,
Кто ушел навсегда,
Тех, кто умер за всех.

И клубящийся дым
От горящей вертушки,
И расплавленный снег,
И ущелье в огне.
С баков льет керосин,
Мы у духов на мушке
В обгоревшей Чечне,
На последней броне.

Кто видал это все –
Никогда не забудет,
Ну а кто не видал –
Очень редко поймут.
Что такое везет? –
Когда смерти не будет.
Что такое беда? –
Когда друга убьет.

Мы вернулись домой
По туманным закатам,
По вчерашней росе,
Да по гильзам своим.
Я вернулся живой,
Но что сказать тем ребятам?
Кто нашел свою смерть,
Став навек молодым.

Что сказать матерям,
Что ребят не дождались?
Проливая слезу,
До сих пор они ждут.
Что ответить друзьям?
Что домой возвращались,
И в холодном бреду
Вновь в атаку идут.

Помолчим, помолчим…
О пропавших мальчишках,
Обо всем, что прошло,
Убежало ручьем.
Все пройдет, словно дым
И напишется в книжках,
То, как нам тяжело,
Что прошли и пройдем.
***
Святая бригада.

Я знаю тех, кому уже не жить,
Мне никогда до смерти не забыть.

Кому свинец остался на судьбе,
На небесах святых собьются в ДШБ.

Я жив пока, но время все идет,
Когда-нибудь и мой черед придет.

Когда-нибудь, друзья, и я загнусь
И в небесах к бригаде той прибьюсь,

И на свинце застынет боль моя,
Я улечу в далекие края.

Ко всем друзьям, которых потерял,
И кто тогда пораньше чуть упал.

Все те, с кем вместе были мы в судьбе,
На небесах собьются в ДШБ.
***
Настоящий мужик.

А помнишь, как она сказала?
Что тряпка ты, а не мужик,
Когда раздеть себя ты ей не дал.
Как она молча собиралась
И головою ты поник,
А почему ушла – не понимал…

Прошла неделя с парой дней
И в восемнадцать юных лет
Явился ты с повесткой в военком,
Расцеловав родных, друзей,
Накинув голубой берет,
С тобой покинули мы вместе отчий дом.

Полгода яростных атак
И обучения войне,
Прыжки засады, в общем все, как полагается.
Явился к нам реальный враг,
Он террористом был в Чечне,
А в просторечии он «духом» называется.

И черный снег под сапогом,
И пот холодный по спине,
Стрельба, зачистки и фугасы – привыкаем мы,
Но этот волчий их закон,
Что здесь господствует в Чечне,
Он так мудрен, что до сих пор не понимаем мы.

И вот однажды в том бою,
Когда ущелье под огнем
Стонало плачем, кровью изливаясь.
Радиостанцию свою
Накрыл своею ты броней,
И прикрывал, от пуль ребят спасая.

Они же выжили тогда
И благодарен я тебе,
И у меня в душе остался только крик.
Когда у нас пришла беда,
Ты доказал своей судьбе
И девке той, что настоящий ты мужик.
***
Была война.

Мы свой срок, отмеренный судьбой,
Отслужили доверху, сполна.
И живыми едем мы домой,
И прощай чеченская война.

В этих запыленных блокпостах
Мы оставим души навсегда.
В этих ощетиненных горах.
Ночью вновь приснится нам беда.

Как в свои мы девятнадцать лет,
Убивать учились, чтобы жить.
На душу швырнув бронежилет,
Не могли врагов своих простить.

Мы сбежим по утренней росе,
Чтобы дома огни увидать.
Убежим отсюда скоро все мы,
Только от себя не убежать.

От себя, войны, грехов своих,
Убежать не сможем пацаны.
Кто тогда остался средь живых,
Не забудут долга от страны.

И была война, победы – нет.
Был там долг, а правды не бывало.
И на цинке голубой берет
Утреннее солнце освещало.

Затерявшись средь полей чужих,
Мы с тобой когда-нибудь найдемся,
Но никто уже из молодых
Юношей как прежде не вернется.

Поседеть в такие-то года
В пять минут с пылающим КамАЗом.
Золотая на груди звезда
Не вернет друзей моих с Кавказа.
***
Какая разница?

Бросая память на листы,
Смотрю в туманные закаты
И на гранит кладу цветы,
Где спят российские солдаты.

И с обелисков в мир глядя,
Они навеки молодые.
Те, что погибли нас любя,
В сердцах у нас всегда живые.

И где-то в синих небесах
Они опять по нас скучают.
Мы были вместе в облаках,
Где парашюты раскрывали.

Мы вместе были на войне,
В горах оскаленных ходили,
Мы ждали дембель по весне,
Но вышло так, что их убили.

А я вот до сих пор живой,
Ночами снова просыпаюсь,
И слезы катятся щекой,
Хоть их я удержать стараюсь.

Зачем я выжил – не пойму,
А, может, даже и не выжил,
А просто выстоял в дыму,
Но в землю опускаюсь ниже.

Набрякла кровью вся душа,
Своей, чужой, бандитской, нашей.
И жизнь уже не хороша,
А путь тревогою раскрашен.

Берет снимая с головы,
Сюда хожу я постоянно,
Где вечным сном уснули львы,
Кто из Чечни, кто с Дагестана.

И кто все это вам сказал,
Что жизнь дороже денег стоит?
Да он, наверное, наврал,
Ведь там уже не беспокоит…

За сколько ты ее отдашь?
Что девять грамм свинца, что двадцать…
Как будто серый карандаш
Там жизни суждено стираться.

И в покореженной броне,
Никто не спросит, что дороже,
Упасть от пули там, в Чечне,
Иль на гражданке пасть на ножик.

Какая разница старлей?
Как умирать когда-то будешь,
Гораздо, кажется, важней,
Чью землю ты собой остудишь.
***
Обелиск.

«Погиб трагически в Чечне» -
Слова холодные, простые.
Пропал мальчишка на войне
В такие годы молодые.

И черно-бел стоит портрет,
У обелиска, где он спит.
Заломлен голубой берет,
И взгляд десантника горит.

Всего лишь девятнадцать лет,
И он упал в сыром тумане,
Зажав трофейный пистолет,
Он умирал на сером камне.

Друзья закончат институт,
Поженятся, детей родят.
Ему ж под обелиском тут,
На веки вечные лежать.
***


--------------------
Алексей ДШБ
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения

Добавить ответ в эту темуОткрыть тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



Текстовая версия Сейчас: 17.7.2018, 10:25